Мерещится
 / 

Написать нам

Мерещится

Наши глаза — это то, как мы узнаем друг друга, устанавливаем намерение и сопереживаем друг другу. Как и в реальной жизни, зрительный контакт в искусстве помогает нам соединиться с произведением и часто привлекает наше внимание в первую очередь. Есть несколько вещей, которые труднее изобразить, поскольку люди так хорошо распознают и читают лица, особенно глаза, и когда они что-то упускают или в чем-то ошибаются, это легко заметить.

Contemporary art

Физиологически глаз выполняет две функции: он смотрит и видит.  Эта двойная цель отражена в искусстве. Различие между этими двумя целями легко понять по существительным, образованным из этих слов:  слово «наблюдатель» означает того, кто передает определенный внешний вид, а «провидец» — это пророк, обладающий божественной проницательностью.  Таким образом, глаз является и посылающим, и принимающим агентом.

Посылающая сила глаза может быть пассивной или активной — ее можно использовать просто для исследования или для воздействия.  Воспринимающий характер глаза может быть положительным или отрицательным, он может быть в той или иной степени чувствительным к впечатлениям или вообще не чувствительным к ним, т. е. слепым.

В современной (modern) живописи и скульптуре слепому глазу уделялось особое внимание — акцент, который проявляется в повторном использовании двух новых типов глаз в искусстве.  Один тип — это отсутствующий глаз: глаз, который был исключен из изображения лица, не оставляя никаких указаний на то, что что-либо когда-либо там было (как будто художник не знал, что такая черта существует).  Другой тип — изуродованный глаз — глаз, подвергшийся нападению в изображении лица, оставляющий нарисованные или вылепленные шрамы. Отсутствующий глаз обнаружен в работах Кеннета Армитиджа, Ричарда Дибенкорна, Натана Оливейры, Жермен Рише и Фрица Вотрубы;  а изуродованный глаз можно встретить в работах Карел Аппеля, Фрэнсиса Бэкона, Леонарда Баскина, Виллема де Кунинга и Альберто Джакометти.  Именно ко второму типу следует отнести живописную серию работ «In the dark I see a girl’s eyes» художницы Елены Сахаровой. 

Научные исследования визуальных образов, как правило, сосредоточены на нашей способности «видеть» вещи мысленным взором в их отсутствие. Тем не менее, визуальное воображение, как его описывают и используют практикующие художники, представляет собой гораздо более богатую и сложную способность, тесно связанную с личностью и эмоциями и часто реализуемую в акте творчества, а не в пассивной «визуализации». 

Подобный опыт наблюдался в повседневной жизни художницы: “Как-то раз дома, в темноте, я увидела глаза на стене, между рисунком обоев... и продолжаю их видеть, когда наступает ночь. Есть русское слово “мерещится” - я думаю, его можно перевести фразой «In the dark I see a girl’s eyes», которая очень точно отражает сейчас мое физическое состояние, не находящее никакого отклика в «физическом» окружающим меня мире”.

 

Джульетта Саркисян,

арт-критик